Барсуков Вячеслав Юрьевич, старший следователь Кораблинского межрайонного следственного отдела Следственного управления СК России по Рязанской области, капитан юстиции.

Фабрикация дела Артема Савелова

Суть дела
Изначально следствие располагает видезаписью, на которой виден Савелов в толпе, продавливающей жидкую цепочку полиции (сам Савелов утверждал, что оказавшись близко от оцепления, был выдавлен за него толпой). Не имея достаточных оснований для обвинения, следствие сфабриковало показания о вымышленной физическом столкновении Савелова с полицейскими.
Обвинение обосновали показаниями Гоголева и Емельянова, которые утверждали, что задерживали Савелова после того, как он применил к Гоголеву насилие. Это заведомо являлось ложью, так как кадры задержания показывают, что его проводили другие полицейские в другой форме. Кроме того, Савелов после прорыва находился на Болотной менее двух минут и не имел возможности совершить вменяемые ему действия.
10 мая Гоголев показывает следователю Колодяжной, что человек с темными волосами и в темной куртке («точный цвет которой не запомнил») хватал его за руку при задержании другого гражданина, причинив боль. 13 июня после задержания Савелова он говорит следователю Елизарову, что в ОВД установил личность своего обидчика по паспорту и узнал, что это Савелов. О боли при этом не говорит. 26 июня он признается Барсуковым потерпевшим и рассказывает об испытанной “боли”. При этом цвет волос и куртки Савелова постоянно меняются.

Несостыковки.
1. Если верна версия от 13 июня, то знать фамилию Савелова Гоголев должен был уже 6, а тем более 10 мая, однако, в первом допросе этой детали нет.
2. Описание физической боли от хватания за рукав противоречит здравому смыслу и используется в формальных целях – для признания потерпевшим. Однако Гоголев признан потерпевшим через полтора месяца. Кроме того, 13 июня он не говорит о боли.
По ряду признаков можно предположить, что протокол от 10 мая написан значительно позднее и датирован задним числом для повышения правдоподобия показаний. Это может означать, что мужчины, хватающего за рукав, не существовало никогда. Как вариант такой мужчина был в реальности, в дальнейшем им назначили Савелова.

Дело Савелова вел следователь Барсуков.

“Заслуги”
Оформил обвинение на основе заведомо ложных показаний Гоголева и Емельянова. Собирал многократно менявшиеся показания свидетелей: с «не применял физическую силу к сотрудникам» на «отрывание рук полицейского», в дальнейшем – «причинил физическую боль»; с «затаскивал в толпу задерживаемых» на «затаскивал в толпу полицейских» и др. При этом показания свидетелей Емельянова и Гоголева совпадали практически дословно.
Признал Гоголева потерпевшим на основании его заявления об “испытанной боли при отдергивании руки” (без подтверждающих документов), впервые сделанном спустя полтора месяца после событий.
После демонстрации свидетелям видеозаписей в показаниях изменились цвет волос Савелова («темные с проседью» вместо «темные») и место задержания (прежде свидетель «не был до конца уверен»). Также в показаниях появились “выкрикивания лозунгов” сильно заикающимся Савеловым.
Отказал адвокату (Ф.Муртазину) в предоставлении и копировании постановлений об обыске, протоколов обыска, задержания и допроса Савелова. Назначал и проводил судебные экспертизы без уведомления обвиняемого. Представлял ходатайства в суд о содержании Савелова под стражей.
17 сентября 2012

Свидетель полицейский Гоголев. Протокол устранения противоречий:
«Савелов был одет в темную (точнее светло-синюю) куртку»
«Заикающийся Савелов пытался выкрикивать нецензурные выражения, но я решил, что они адресованы не мне и что они не являются оскорбительными для представителя власти»
«Относительно применения Савеловым физического и психического насилия – адвокат задавал слишком много вопросов и я не всегда их понимал»

Таким образом “устранение противоречий” в показаниях Гоголева свелось к абсурдному объединению противоречащих сведений.

Участие в фабрикации дела Андрея Барабанова

Вел дело Барабанова. Подписал протокол его задержания. Ходатайствовал в суде о содержании под стражей. В результате Барабанов провел 1 год 9 месяцев в предварительном заключении.

В протоколе очной ставки свидетеля Киселева с Барабановым, проводимой Барсуковым, появляется формула “наносил ударЫ неизвестному сотруднику” (вместо ранее сказанного Киселевым “нанес удар”).

Основную роль в “работе” со свидетелями в деле Барабанова сыграл следователь Марукян.

На главную