Пумырзина Елена Евгеньевна, следователь по особо важным делам Главного следственного управления СК РФ

Фабрикация дела Михаила Косенко

Суть дела
Изначально следствие располагало видеозаписью эпизода длительностью 9 секунд. На записи видно, что группа людей в гражданской одежде и омоновской форме вступает в физический контакт. На заднем плане, наблюдая за событиями, в ряд стоят другие люди, среди которых Михаил Косенко. Подробно его действия рассмотреть невозможно из-за перекрывающих обзор людей на переднем плане. Находящегося ближе всех к Косенко омоновца (потерпевший Казьмин) хватает сзади человек в черном (Лузянин), отдергивает в сторону и валит на землю. Лежащему уже на недосягаемом для Косенко расстоянии Казьмину вероятно наносит сильный удар ногой в голову неизвестный в черном. Группа полицейских удаляется с места событий.

Ни потерпевший Казьмин, ни свидетели не помнят Косенко и тем более того, что он наносил удары.

На первом допросе 22 мая 2012 г. (у другого следователя) коллега Казьмина свидетель Лукьянов вполне правдоподобно, но отрывочно описывает эпизод. Перечисляет тех, кого смог запомнить: “Всех лиц, наносивших удары, я не запомнил. Только двух человек … (описывает их приметы)”. Косенко среди них нет.

“Заслуги”
Дальнейшие следственные действия проводит следователь Пумырзина, которая и ходатайствовала о содержании Косенко под стражей в ходе предварительного следствия.
7 июня 2012

На дополнительном допросе Лукьянов “вспоминает” новых участников эпизода, в частности, Косенко (приводя очень размытые приметы и невнятно объясняя причину изменившихся показаний):
“Кроме этих двоих лиц, которые били Казьмина, я запомнил и других лиц, которые находились рядом с Казьминым и кто его подвергал избиениям. В ходе первого допроса я говорил только о тех, кого помнил и чьи действия помнил очень хорошо, и кого мне было легко описать. Кроме указанных двоих лиц, там был мужчина … [приметы], и еще там был мужчина в черной куртке с усами. У него, как мне кажется, коричневые волосы [из дальнейшего становится ясно, что имеется в виду Косенко]. Этих лиц я тоже помню и могу попробовать опознать.”

Кроме того, на дополнительном допросе Лукьянов описывает многие мелкие детали эпизода в том виде, как они отражены на единственной имеющейся у следствия видеозаписи (в частности “вспоминает” внешность человека, толкнувшего его самого в спину, что запечатлено на видеозаписи, но не могло быть увидено самим свидетелем).

Вывод: либо свидетель пересказывает показанную ему следователем видеозапись (а не то, что видел и запомнил сам), либо просто подписывает написанный за него следователем протокол показаний.

8 июня 2012

Лукьянов опознает Косенко уже однозначно, как “человека, наносившего удары потерпевшему Казьмину”

8 июня 2012

Очная ставка Лукьянова с Косенко.
1. Непонятная фраза Лукьянова: “Этого молодого человека я видел дважды: первый раз – на митинге, второй – вчера, в ходе опознания.” (Протоколы опознания и очной ставки помечены одним днем – возможна фальсификация протоколов).
2. Лукьянов продолжает путано “вспоминать” все новые детали действий Косенко:
“Косенко точно нанес один удар рукой в область головы или спины, не могу сказать, куда попал удар, но удар точно попал по Казьмину. Также он нанес не менее одного удара ногой. Куда попал удар ногой, точно сказать не могу, но один удар точно видел и он пришелся либо в область головы, либо в область груди. Ударов могло быть и больше, но т.к. я их не считал, то не могу говорить, что их было больше, чем по одному – один рукой и один ногой”

Итог следствия

Лукьянов оказывается единственным свидетелем, якобы видевшим, как Косенко бил Казьмина. Ни видеозапись, ни потерпевший, ни другие свидетели факта ударов не подтверждают. В дальнейшем найдены видеозаписи эпизода с другого ракурса, которые показывают точно, что Косенко спокойно стоял вдалеке от потерпевшего. Косенко обвинен в насилии над полицейским и по приговору суда помещен на принудительное психиатрическое лечение.

На главную