02.10.2013

Михаил Косенко: «Самая большая ценность — это свобода»

Михаил Косенко: «Самая большая ценность — это свобода»
фото: Совершенно секретно @SovSekretno

В Замоскворецком суде прошло последнее перед приговором заседание по делу Косенко. Состоялись прения между прокурором и адвокатами, Михаил произнёс последнее слово.

 

Прокурор попросил признать Михаила Косенко виновным в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителя власти. Обвинение требует направить подсудимого на принудительное психиатрическое лечение. С точки зрения прокурора, Косенко поддался на преступные призывы, участвовал в прорыве полицейской цепи и избиении омоновца Казьмина.

 

Несмотря на то что потерпевший и свидетели обвинения не опознали Михаила Косенко, свидетели защиты утверждали, что Михаил не совершал никаких агрессивных действий, а фото и видео это подтверждают, прокурор заявил, что доказательств достаточно. Например, при обыске в квартире у Косенко нашли ту самую одежду, в которой он был на Болотной площади!

 

«Деяние было совершено в эпизоде, предшествующем представленному на видео», - пришёл к выводу прокурор. Защита вводит суд в заблуждение, к показаниям свидетелей Орлова и Рачинского нужно отнестись критически, а показания Беделизова недостоверны, вынес свой вердикт гособвинитель.

 

«Я не нанёс Казьмину ни одного удара, я только оттолкнул его от человека, которого он пытался задержать», - высказался Михаил.

 

Адвокат Мирошниченко пояснил, что прорыв полицейской цепи произошёл из-за давки на Малом Каменном мосту, в которой лишь по счастливой случайности не погибли люди. Защитник также отметил, что Михаил уже был задержан и наказан штрафом в 500 рублей за неповиновении сотруднику полиции. «Ваша честь,у вас выбор: поступить по приказу или как настоящий судья», - закончил он своё выступление.

 

Адвокат Ржанов напомнил, что единственный свидетель, подтверждающий версию обвинения — омоновец Лукьянов, но он был допрошен за закрытыми дверями: людей незаконно отказались пустить в зал суда. Ржанов не считает, что к свидетелям и другим доказательствам защиты нужно относиться критически: защита реализовала законные методы действий в суде. «Выводы экспертов являются необоснованными и недостоверными», - заявил адвокат об экспертизе, признавшей Михаила невменяемым.

 

«Эксперты на все вопросы ответили явно тенденциозно. Ни один их вывод не может быть положен в основу решения суда», - согласен с ним адвокат Шухардин. Он отметил, что между разными участниками событий на Болотной не было сговора, люди действовали спонтанно, а перечисление в деле Косенко людей, которые не имеют к нему отношения ставит своей целью утяжелить обвинение искусственно.

 

Вред здоровью Казьмина причинён ударом по голове, но Косенко такого удара даже в версии обвинения не вменяется, обратил внимание Шухардин. Он показал, что события могут называться массовыми беспорядками, если обладают всеми квалифицирующими признаками, а не некоторыми из них. Михаил не имел оружия, не срывал амуницию, не совершал поджоги.

 

Кроме того, имущество не уничтожалось, а повреждалось, вступил адвокат Айвазян. Он попросил закрыть заседание на время обсуждения здоровья Косенко, но судья Москаленко отказалась это делать. Когда зрители попытались выйти самостоятельно, им запретили это делать. «Эксперт из Сербского явно была не в теме, в ответ на вопрос зачитывала медицинское заключение», - продолжил Айвазян. - «Ему [Косенко] лекарства не дают две недели, так психозы уже должны проявится, а их нет, потому что лечить нечего». Он добавил, что психиатрия снова, как и 40 лет назад, становится карательной.

 

«Свидетель счёл резкое движение руки Косенко ударом. Это единственный вменяемый эпизод, хотя в обвинении говорится о двух ударах», - отметил адвокат.

 

Наконец, с последним слово выступил Михаил Косенко. Он в очередной раз напомнил, что болен, но вменяем, а оценка его душевной болезни экспертами из института Сербского явно преувеличена.

 

Как и многие политзаключённые, он говорил в основном не о себе и своём деле, а о положении дел в стране: «Нужна ротация власти, а не вечное пребывание одного режима. У нынешней власти много антирекордов. И такая власть компетентна? И люди, которые протестуют не правы? … Самая большая ценность в стране — это свобода. Как говорят заключенные, никто не смог восстановится после заключения».

 

Михаил поблагодарил всех, кто его поддерживал, в частности адвокатов, сестру Ксению и людей, приходивших на его заседания.

 


РосУзник rosuznik@gmail.com @RosUznik