14.11.2013

Дело 12-ти. "Я был одет в бронежилет и шлем"

Дело 12-ти.
фото: Александр Барошин.Леонид Ковязин и Ярослав Белоусов

Во вторник, 13 ноября, судебное слушание никого не удивило тем, что снова началось с опоздания по непонятным причинам. В самом его начале Владимир Акименков заявил, что днём ранее подсудимых два часа фактически стоя возили в автозаке, а в «Бутырку» они были доставлены в половину второго ночи. Сергей Кривов, голодающий уже 56-ой день, и чьё лицо уже приобрело землисто-серый оттенок, тоже попросил слова – в котором, однако, ему было безжалостно отказано.

Фото: Александр Барошин. Сергей Кривов держит голодовку 56 дней

Начался допрос свидетеля обвинения - Панькина Даниила Олеговича из угрозыска. 6 мая 2012 г. занимался «выявлением нарушений» на Болотной площади не больше 20 минут, одетый в «гражданскую форму одежды». Вопрос, кто может подтвердить, что он действительно находился на Болотной снят.

Примерно с 50 метров видел преступления: переворачивание кабинок. На вопрос адвоката Чанидзе, составлял ли свидетель рапорт или отчёт о данном «преступлении», ответил, что нет. Макаров: «Видели применение силы сотрудниками полиции к гражданам?» Ответ вновь отрицателен.

- Насилие митингующих друг к другу видели?
- Вполне возможно.
- Так видели?
- Затрудняюсь ответить. 

После данного исчерпывающего диалога Чанидзе заявил, что показания свидетеля противоречат тому, что было на самом деле. Далее попросил огласить материалы дела – протокол допроса свидетеля и видео. Несмотря на то, что вся сторона защиты, высказалась «за», судья не только отклонила ходатайство, но ещё и сделала двух адвокатов тёзками: «Ходатайство Бадамшина отклонить». Оговорка слегка развеселила присутствующих на процессе, однако, ненадолго.

Между тем, Леонид Ковязин крепко спал, несмотря на то, что это был его свидетель, Андрей Барабанов тоже. Акименков читал Савёлову что-то из «Русского репортёра», Кривов читал «Нью Таймз», Зимин - книжку. В железной клетке была своя атмосфера – полностью отличная от атмосферы в самом зале.

Фото: Александр Барошин. Свидетель Панькин против Леонида Ковязина

Далее высказывался потерпевший Филиппов Владимир Николаевич, боец 2-го ОПП: «Был одет в бронежилет и шлем. При себе имел ПР-73. Видел массовые беспорядки: возгласы, жжение фаеров. Нагнулся, чтобы пройти под железной балкой, и в этот момент получил три удара по голове кусками асфальта». Воображение незамедлительно рисует Филиппова, который в моменты ударов мысленно считает про себя «один-два-три» вместо того, чтобы развернуться и дать сдачи. «Ещё в меня попал жёлтый предмет, может быть, бильярдный шар.» Ну конечно же, шар, и конечно же, бильярдный - демонстранты пришли на Болотную не гражданскую позицию выразить, а шары погонять, не иначе. Адвокат Ярослава Белоусова Екатерина Горяйнова поинтересовалась, зачем граждане растаскивали заграждения. Ответ «чтобы давить ими полицию» превзошёл все ожидания. Филиппов продолжал радовать подробностями: "Прилетела наполовину полная бутылка, попала в руку, разбилась".

– Какую медицинскую помощь вам оказали?
– Обработали голову перекисью водорода.
– Только голову?
– Да.
– Была ли у вас на плече гематома?
– Да, две недели мазью мазал.
– Медицинская справка или свидетельство об этом есть?
– Не помню.

Вразумительный диалог о летающих бутылках, заполненных точно наполовину и бездоказательных гематомах был дополнен вопросами Кривова и Мохнаткина:

– Вы и ваши сотрудники применяли ПР-73?
– Нет.
– Видели ли у митингующих арматуру, другие запрещённые предметы?
– Нет.
– Вы видели, чтобы граждане ногами или чем-то ещё выламывали асфальт?
– Нет.

Филиппов опознал Белоусова на фото в интернете. Чтобы запомнить его на Болотной площади, свидетелю «хватило одного взгляда». Однако, что было на фото, прическу, одежду и прочее не помнит. Что любопытно, многие свидетели обвинения «помнят скулы», но не могут объяснить, что это и чем именно запомнились.

По личному мнению данного потерпевшего, массовые беспорядки – «это когда народ не принимает законных требований и осуществляет блокирование автотранспорта».

– 6 мая участники согласованного мероприятия мешали движению автотранспорта?
– Нет.
– 6 мая Вы видели машины СК на Болотной площади?
– Да. 

Через несколько минут на такой же вопрос:

– Нет.
– До этого вы говорили, что видели машины Следственного комитета, а сейчас говорите, что нет. Когда вы сказали правду?
– Вопрос снимается.

Далее Филиппов поведал, как граждане размахивали флагами и кричали «Идём на Кремль!» Аграновский запросил ходатайство об оглашении протокола допроса, в котором Филиппов утверждает, что, кроме ударов по голове, другого ущерба не было. Полихович без улыбки добавил, что потерпевший показал типичное свойство памяти сотрудника ОМОН. Ходатайство, как и почти любое другое, быстро подвергли остракизму.

Кривов: «Говорили ли вы на допросе 8 мая 2012 г. о попадании в вас жёлтого предмета?» «Говорил». Аграновский: «Нет, не говорил. Повторное ходатайство об оглашении протокола – противоречия настолько противоречивые, что дальше некуда». В то же время защитник Лиханова нежно поинтересовался, испытывает ли гражданин Филиппов угрызения совести.

Фото: Александр Барошин. Свидетель Филиппов против Ярослава Белоусова

После повторного отклонения Аграновский извинился перед участниками процесса и заявил отвод суду. Клювгант поддержал: «Гособвинитель не допускает неугодных вопросов, тем самым подтверждая наличие противоречий в показаниях и их критичность!» Однако, обвинение и судья никаких противоречий не увидели.

Андрей Барабанов обратился к суду: «Ваша честь, мы не можем четыре дня находится в суде, нас поздно доставляют и рано поднимают.» Судья Никишина перевела стрелки на защиту, которая якобы «злоупотребляет», и, если бы не она, то все были бы в процессе три дня.

14 ноября в 11:30 заседание продолжится с оглашения решения судьи о собственном отводе.

Ссылки по теме:

Дело 12-ти. День 57-ой. 13 ноября. Репортаж из зала суда Стеллы Мхитарян

 


РосУзник rosuznik@gmail.com @RosUznik