21.11.2013

Дело 12-ти. 28 миллионов ущерба за испорченное асфальтовое покрытие!

Дело 12-ти. 28 миллионов ущерба за испорченное асфальтовое покрытие!
фото: Александр Барошин. Голодающий Сергей Кривов.

В судебном заседании 20 ноября режим «гестапо» имел своё логичное продолжение. Сергей Кривов, к тому моменту голодающий уже 63 дня, вызвал «скорую помощь», однако, пристав N27611 не пустил к нему врачей, сославшись на приказ своего начальника Старостенкова Павла Константиновича.

Между тем, среди зрителей пронёсся шёпоток о том, что на допрос, якобы, должны были привезти из колонии Максима Лузянина, но так и не привезли - «потеряли» на этапе. Говорили ещё, что Максиму обещали условный срок за признание.

Процесс начался с допроса представителя «потерпевшего» ДЕЗ ЖКХ. По его словам, сумма ущерба составила 28 миллионов рублей, однако, подавать иск он отказался. Диалог с защитником Бадамшиным:

– Что было повреждено? 
– Асфальтовое покрытие. 
– Где именно?
– Не знаю.

Ходатайство адвоката ознакомить представителя с протоколом осмотра «места происшествия» было отклонено. Бадамшин поинтересовался, откуда взялась гигантская цифра в 28 миллионов, если, согласно протоколу, асфальтовое покрытие не было повреждено. Представитель не в курсе. Надо отметить, что на протяжении всего заседания количество его отрицательных ответов просто зашкаливало:

– Вы больше доверяете документу, составленному величайшими криминалистами современности, или своему?
– Своему.
– Как можно повредить канализационный люк?
– Нанесением повреждений.
– Вы можете показать повреждения на фото?
– Не специалист.
– Чем вы можете подтвердить, что повреждения нанесены 6 мая?
– Ничем.
– Вы не утверждаете, что они нанесены 6 мая?
– Не утверждаю.
– Каким образом в смете оказались Болотная улица и Фалеевский переулок, если там не было ни одного демонстранта?
– Не знаю.
– Почему не подаёте гражданский иск на эту сумму?
– Вопрос снят.
– Каким образом были нанесены повреждения?
– Не знаю.
 

Ещё до перерыва прокурор Стрекалова озвучила ходатайство о продлении ареста/домашнего ареста девяти подсудимым сразу. Аграновский отметил, что по нормам ЕСПЧ коллективный ордер на продление меры, связанной с лишением свободы, незаконен:

– Уважаемый суд, то, что у нас в процессе называют массовыми беспорядками, европейский суд называет разгоном демонстрации.

Адвокат Макаров добавил, что суд должен занять гражданскую позицию и обязан отказать. А также сообщил, что подано ходатайство в ЕСПЧ о придании приоритета делу Кривова. По словам Мохнаткина, «в суде должно быть даже не равенство сторон, а преимущество обвиняемых, а у нас наоборот - явное преимущество обвинения.» Айвазян также внёс свою лепту: «Заключение под стражу в данном случае – не мера пресечения, а превентивное наказание за не установленную судом вину.»

Сергей Кривов впервые за два дня встал: «Мои двое потерпевших опираются на свидетельские показания, которые противоречивы и постоянно меняются.» К нему присоединились и другие узники. Денис Луцкевич заявил, что, из-за того, что они по много часов в день проводят в автозаке, большинство заседаний проспали, поэтому не могут нормально осуществлять защиту. А Полихович поздравил прокуратуру с тем, что за полгода она наконец выучила, как склоняется его фамилия. Удивил и Владимир Акименков:

– Наталья Викторовна! Прошу освободить всех, кроме меня. Не хочу выходить на свободу, пока сидят Pussy Riot и Ходорковский.

Ходатайство Аграновского о приобщении документов ЕСПЧ судья удовлетворила частично – «обозреть, не приобщать.» А прокурор просто зачитала фамилии, не приведя оснований для продления, даже формальных. И тем не менее, решение известно - срок содержания под стражей продлен большинству обвиняемых до 24 февраля (Духаниной продлен домашний арест на тот же срок, Кавказскому домашний арест продлен ранее до 2 января, у Бароновой мера пресечения в виде подписки о невыезде).

Зрители проводили ребят аплодисментами. Следующее заседание сегодня, 21 ноября, в 11:30.

 


РосУзник rosuznik@gmail.com @RosUznik