08.12.2013

Дело 12-ти. Свидетель Немцов заявил, что массовых беспорядков не было.

Дело 12-ти. Свидетель Немцов заявил, что массовых беспорядков не было.
фото: Грани.РУ

5 декабря заседание началось с возражения прокурора против ходатайства адвоката Горяйновой, заявленного на предыдущем заседании, об обозрении и приобщении документов. Судья прокурора поддержала, посчитав этот документ не соответствующе оформленным. Адвокат Аграновский заявил возражения для занесения в протокол - противоречие принципу состязательности сторон.

Первый свидетель - Немцов Борис Ефимович, 1959 г.р., работает депутатом Ярославской Городской Думы. Начал свое повествование со свободного рассказа о том, как он 6 мая принимал участие в «согласованном с московскими властями мероприятии». Сравнивал с акцией 4 февраля, когда ни Большой Каменный мост, ни Болотная площадь, на которую они спокойно повернули, не были перекрыты. По его словам, власти обещали, что порядок прохода не изменится, как выяснилось - обманули. «6 мая я увидел полицейские цепи «в голливудском исполнении», БКМ был заполнен полицией, для прохода оставили узкий коридор и была открыта только маленькая часть Болотной площади. Чтобы показать, что мы не собираемся штурмовать Кремль, «лидеры оппозиции и активисты» сели на асфальт. Полицейские в оцеплении сделали шаг вперёд. Или два. Началась кошмарная давка! Просто невероятная! Бывал в разных ситуациях, но такого никогда ещё не было. Даже мне, человеку физически здоровому, было тяжело дышать. Парню рядом со мной стало плохо то ли из-за сердца, то ли из-за астмы, он начал терять сознание, но узнал меня и сказал: «Спасите меня!» Я выдернул его из толпы, отвёл к бордюру и посадил там. Парень обещал написать, что с ним и как, но до сих пор ничего не сообщил. Затем я пошёл к сцене, где к тому времени были задержаны Сергей Удальцов и Алексей Навальный. Микрофоны были отключены, я взял мегафон и обратился к людям, но делал это не долго, так как меня тоже задержали. Ночью был суд, 1000 рублей штраф за несанкционированную акцию,» - закончил свое повествование Немцов.

- Вы знакомы с подсудимой Бароновой?
- Да, конечно! На площади её нельзя было не заметить.
- Можно было назвать её возбуждённой?
- Ну… Я видел Машу в разных ипостасях…

По залу пробежали смешки, даже судья улыбнулась.

- Почему полиция был агрессивна?
- Акция была за 1 день до инаугурации Путина, полиция наверняка получила жёсткие указания, на  сотрудничество не шла, боялась Майдана. Даже Горбенко, с которым говорил Гудков, был как зомби, хотя он обычно адекватен.

Кроме того, Немцов сообщил, что до «голливудского нагромождения техники» на БКМ было много места, кордону, сужающему проход, можно было просто отойти назад. «Нельзя совершать прорыв, сидя на асфальте! Мы хотели, чтобы полиция дала возможность пройти колонне, мы же не требовали, чтобы они с ужасом убежали в Боровицкие ворота!» - добавил Борис.

Немцов знаком с подсудимым Кривовым - он тоже кандидат физико-математических наук, активист Солидарности и товарищ по партии РПР-Парнас, человек честный, мирный, у него прекрасная семья.

У защиты вопросы закончились, и прокурор заявила ходатайство о признании показаний Немцова недопустимыми в связи с тем, что ранее он посещал процесс по данному делу. Адвокаты возражали - Немцов приглашён свидетелем только дней пять назад, т.е. тогда такого статуса у Бориса ещё не было, да и допрос полицейских никак не мог повлиять на его показания, так как рассказывалось о том, что свидетель видел лично. Несмотря на то, что прокурор слушала эти возражения спокойно, оперев голову на сложенные домиком руки и грызя ноготь, судья ходатайство отклонила. «В таком случае» обвинение пожелало задать свидетелю ещё ряд вопросов. И началась целая череда цитат, вызывающих смех у абсолютно всех, находившихся в зале.

На вопрос не мешали ли сидевшие на асфальте активисты проходу граждан к сцене ответил, что можно было бы пройти по набережной, если бы не было всё перекрыто, а сидящие располагались далеко - «сидели сначала в трёх метрах от цепочки, потом в двух» (когда полиция сделала шаг вперёд). На снятый вопрос, призывал ли кто-то ещё садиться, Немцов раскинул руки вверх и повернулся к прокурору:

- Я хочу ответить, но мне не дают!
Судья:
- Вы ответите и очень скоро!

«Хотите узнать, что я говорил? Наберите в Гугле: «Немцов, Болотная, 6 мая», всё узнаете!»
«Смотрел видео в интернете, но не смонтированное, как «Анатомия протеста»!»
«Видел запись, снятую сверху, показывался прорыв цепи. Я вас обрадую: эта запись есть в Следственном Комитете!»
- Вы видели Марию Баронову?
- Ну видел, что за трагедия?! Маша была как всегда бодрая, она всегда что-то говорит!
- Что именно она говорила?
- Если запоминать всё, что говорит Баронова, можно сойти с ума! За ней надо записывать! Но ничего крамольного она не говорила. Может спорила с кем-то, что-то кому-то доказывала, как обычно.
«Никаких массовых беспорядков не было. Понимаю, что вам не приятно это слышать, но я свидетель.»

Адвокат Бадамшин попросил снять один из вопросов:
- Уже совсем беллетристика начинается!
Немцов, махнув рукой:
- Да всё нормально!
Обвинение:
- Как с вами сложно!
Немцов:
- Со мной очень легко!

Когда полицейские задерживали, спуская с вышки «не выкручивали мне руки, видимо, прочитали мои доклады «Путин. Итоги» и «Путин. Коррупция».»

Адвокат Бадамшин, сидящий напротив стола обвинения написал в Твиттер: «После полученных ответов от Немцова на свои вопросы прокурор покраснела.»

Следующий свидетель - Валиев Айнур Газинурович. Так как приставы не отличаются сообразительностью и зачастую "подтупливают", в коридор за ним послали Марию Баронову. Спустя примерно минуту, уже на поиски Маши ринулся её адвокат - Сергей Бадамшин. Все снова повеселились.

Свидетель занял место за трибуной - было видно, что он сильно нервничает. Представился, сказал, что работает верстальщиком в интернет-магазине, с трудом, запинаясь, назвал адрес проживания. Свидетеля попросили подойти к клеткам и посмотреть, не узнает ли кого-то. «Я точно не помню.» Был задержан на акции около 6 часов, время точное, это можно отследить по данным на фотографиях, которые он делал. В автозаке тоже фотографировал, готов предоставить сделанные фото суду.

Этого свидетеля так же решила допросить и судья Никишина. Попросила его мысленно вернуться в то время и рассказать, что он видел. А видел он «граждан России, которые куда-то шли, несли транспаранты». Вообще, он был первый раз на таком мероприятии, хотел запечатлеть историческое событие, поснимать людей. Адвокат Панченко ходатайствует о приобщении к делу фотографий. Остальные защитники попросили показать им фото, и ребята в клетке захотели посмотреть «исторические кадры».

Пока все рассматривали фото и смеялись, видимо, над запечатлённым, свидетель сел в зал на предпоследний ряд, где у него выяснили, что когда его отпустили из ОВД, был назначен суд, но он не явился, «чтобы не утруждать никого там». На шум в зале и смешки около клеток с ребятами отреагировал пристав: «Тишину создали!».

Против ходатайства о приобщении двух фото, на которых был Степан Зимин, высказалась прокурор, а судья её поддержала: «На фото нет данных, что они сделаны 6 мая 2012 года. Свидетель вызван ещё раз, и защитник Шаров выяснил, есть ли исходные файлы с этими фото, где зафиксированы дата и время. Конечно же, такие файлы у него есть, готов предоставить их суду.

Допрос окончен, перерыв 30 минут. Спустя час заседание продолжилось. 

Следующий свидетель - Краснова Елена Александровна, заместитель финансового директора ООО «Домосторой». В отличие от предыдущего свидетеля, она говорил громко, чётко, уверенно. 6 мая была на согласованном мероприятии с целью потребовать соблюдения законодательства Российской Федерации. Прошла перед колоннами на площадь, села на парапет. Митинга не дождалась, со сцены не знакомая ей женщина объявила, что организаторов задержали. Свидетель решила вернуться через вторые рамки металлоискателей, чтобы посмотреть на происходящие события или уйти домой. Начались крики и давка, их с мужем вынесло за оцепление. Сотрудники не позволили им уйти домой и заставили вернуться на другую сторону от оцепления, в толпу. Спустя небольшое время, оцепление начало расступаться, через эти промежутки выбегали сотрудники полиции и хватали людей. Схватили и её за куртку, но муж обнял за талию и сказал, что не отпустит никуда одну. Сотрудник сказал, что ему всё равно, сколько людей задерживать, так что в автозаке они оказались вдвоём. Произошло это около 18:00, муж постоянно «дёргал мобильник» и смотрел на нём время. Спецтранспорт быстро наполнялся людьми, постоянно хватали людей из толпы и заводили к ним. Узнала Степана Зимина, которого тоже задержали и привели к ним, только тогда он был более плотным. В зале зашептали: «Ну извините!», а сам Стёпа заулыбался. Так же узнала и предыдущего свидетеля, сидевшего в зале: «Он нас фоткал в автозаке».

Окна были прозрачные, через них она видела оттеснение людей: поступала команда, цепочка сотрудников била всех ногами по голеням и коленям, а потом делала шаг вперёд. Видела и применение дубинок. Автозак наполнился быстро, за несколько минут.

Привезли в ОВД «Преображенское». Протоколы на них составляли не те сотрудники, которые задерживали, а те, которые принимали их у автозака и сопровождали в ОВД. Сначала обещали оформить документы и отпустить, но потом поступил звонок и всех закрыли в помещение для задержанных. Одного парня остановили прям в дверях! Так провели ночь. На следующий день их повезли в суд, но он не состоялся, хотя и прождали до 12 ночи. Отдали документы и пообещали позвонить и вызвать в суд. На заседании, состоявшимся чуть позже, судья прямо спросила, что они хотят: 1000 рублей штрафа или сутки? Решили, что раз сутки уже отсидели, ещё и платить не стоит, выбрали сутки. Писала жалобы, есть много ответов, суть которых сводится к тому, что нарушений не выявлено, а применение силовых приёмов сотрудниками возможно, если не силовые методы не действуют. Допрос окончен, свидетель проходит в зал и усаживается под одобрительный шёпот: «Молодец! Умница!»

Адвокат Панченко просит осмотреть постановление о привлечении Красновой к административной ответственности, обвинение возражает, судья: «не имеет отношения к разбирательству». Таким образом документ, в котором зафиксированно время, близкое к задержанию Степана Зимина, доказывающее, что он не мог кинуть камень в ОМОНовца, т.к. по версии прокуроров бросок произошёл позже, к делу не приложен.

Следующий свидетель - Шубин Дмитрий (муж Красновой). Рассказ, естественно, мало отличается от предыдущего, только говорил он тише и волновался, в отличие от супруги. Упомянул, что через окна автозака кроме применения дубинок видел задымление, и что Степан Зимин, которого привели спустя несколько минут после них с женой, держался за руку, показывал её сотруднику.

Допрос окончен. Перерыв до понедельника, 12:30.

И если первая часть заседания, благодаря Борису Ефимовичу, прошла достаточно весело и непринуждённо, то покидали зал под впечатлением реплики судьи Никишиной, обращённой адвокатам: «Мне ваши свидетели никаким боком не нужны!»


В основу текста легли твит-трансляции @DVM911, @KasparovRu, @dimborko, @carmenelse и др.

Ссылки по теме:

Немцов дал показания в суде по "Болотному делу"

На слушаниях по «делу двенадцати» выступили четырнадцать свидетелей защиты

 


РосУзник rosuznik@gmail.com @RosUznik