06.02.2014

Дело 12-ти. Последнее слово.

Дело 12-ти. Последнее слово.
фото: Александр Барошин

«Правда всегда победит, даже если погибнуть в бою»

5 февраля в Замоскворецком суде состоялся последний, 88-ой день слушаний по Делу 12-ти. Количество зрителей перевалило за двести, часть оставалась на улице. Непосредственно на четвёртом этаже присутствовало около ста человек, примерно двадцать из них являлись пишущей прессой. В то время, как в фойе Александра Духанина спокойно рассказывала журналисту: "Ну, потом меня посадят в СИЗО-шестёрку, потом этапируют после апелляции...", под окнами суда начался стихийный митинг – десятки людей аплодировали и скандировали: «Свободу!»

Редкое явление: на заседание пришли дипломаты из посольств Швеции, Франции и Германии, однако пристав не пропустил их в зал. В зал смогла пройти Людмила Алексеева вместе с родственниками подсудимых, однако, Геннадию Гудкову, Сергею Пархоменко, Илье Яшину и большей части прессы места в зале не хватило. По настоятельному требованию присутствующих включили трансляцию. Крики "Свободу!" доносились с двух сторон - с улицы и с экрана. Позднее к ним присоединился барабанный бой.

Заседание, назначенное на 11:30, началось только в 13:50. Продолжились судебные прения – первыми выступили адвокаты Динзе и Мирошниченко. Далее Сергей Кривов приступил к зачитыванию речи защитника Мохнаткина: «В этом суде обвинение не доказало даже события преступления. Сидящие на скамье подсудимых занимают чужое место. Там должны быть настоящие преступники…» По окончанию речи холл взорвался аплодисментами.

После краткого выступления адвоката Макарова суд объявил о предоставлении последнего слова подсудимым. Первым оказался Ярослав Белоусов, который вернулся непосредственно к событиям 6 мая 2012 года: « Насилия ни к кому не применял, вообще против любого насилия. Были перекрыты все пути выхода с митинга, иначе я ушёл бы. Поднял с земли предмет, отбросил его вперёд. Видел, как он упал на асфальт. Виновным себя не считаю».

Свою речь Ярослав закончил просьбой об оправдании, как и Степан Зимин, выступивший вторым.

Андрей Барабанов заговорил о близких людях, о том, как он их любит, о своей бабушке, которая умерла. Также он пожаловался на состояние здоровья и попросил о "милосердном приговоре", не превышающем срока содержания под стражей на текущий момент. Барабанов: «Я хочу жить в стране, где права человека соблюдаются, а не только декларируются.»

Алексей Полихович заявил, что «болотных узников» судят за болезненные ощущения чиновников. 

Далее очень ярко выступила Александра Духанина, с чьим последним словом можно ознакомиться здесь

«Я умею признавать свои ошибки, и если бы мне правдой и фактами рассказали и доказали, что я сделала что-то незаконное, я бы это признала. Но никто так ничего и не объяснил: одно сплошное вранье и грубая сила. Силой можно душить - и это со мной уже делали. Но силой и враньем нельзя ничего доказать. Вот и никакую мою вину никто не доказал. И я уверена в своей правоте и невиновности».

Очень кратко выступил Артём Савелов: "Прошу оправдать".

Из последнего слова Дениса Луцкевича: «Правда всегда победит, даже если погибнуть в бою».

В то же самое время, возле Замоскворецкого суда начались задержания. Были слышны скандирования: «Позор!», «Банду геть!» и «Выпускай!».

Последним был Сергей Кривов, чьё выступление длилось по меньшей мере три часа. Он начал своё последнее слово с монолога на тему действующего президента: «В 2000 г. голосовал за Путина, но сейчас считаю его своим личным врагом. С 2003 г. началось сворачивание демократических свобод, достигнутых в предыдущие десятилетия, выстраивание "вертикали". Публикации по взрывам домов в 1999 г. требуют расследования в суде. Но это невозможно, так как судей назначает сам Путин». 

Кривов утверждал, что власть не хотела допустить массовый митинг накануне инаугурации. По его словам, для возбуждения ненависти среди ОМОНа распространили дезинформацию о раненом ножом полицейском, и ОМОН так был расставлен умышленно, чтобы устроить провокацию в отношении демонстрантов. Кривов: «Кто приказал таким образом бороться с митингом против фальсификации выборов? Только руководство мэрии или страны!» Обвинение попросило прервать последнее слово Кривова, так как «оглашаемое не относится к делу». Судья Никишина ограничилась замечанием.

Кривов продолжил: «ГУВД намеренно занизило число участников, так как действительное их количество не могло уместиться на набережной. Накануне акции все полицейские сняли жетоны, чтобы труднее было установить ответственных.»

Когда у Сергея закончились листы, все захлопали, но он взял со скамьи новую пачку. Андрей Барабанов попросил сделать перерыв, однако, прокурор Смирнов с душевно-издевательским выражением лица ответствовал: «Ребята, дослушайте, очень интересно!» Судья велела Кривову продолжить.

Сергей перечислил всех сотрудников, говоривших, что применяли дубинки, и всех не применявших, и даже процитировал закон о полиции. Кривов: «На видео - избиение ногами лежащего человека. Крик в адрес полицейских: "Ребята, не бейте! За что? За что?" Люди вынуждены были защищаться от разъярённой толпы фашистов в форме полицейских». Озвучив показания полицейских, не видевших насилия со стороны граждан, Кривов отметил, что ни один сотрудник полиции не попросил признать его потерпевшим самостоятельно: «Всего потерпевшими признано 75 сотрудников силовых структур, 37 были признаны потерпевшими без экспертиз. Не у всех потерпевших признан физический вред, у некоторых он моральный. В отличие от полицейских, многие граждане имеют документальные доказательства телесных повреждений, но ни один не признан потерпевшим от полиции. По версии обвинения, Куватов получил перелом пальца от якобы брошенного Зиминым камнем – в то время, как по медицинской справке перелом вызван скручиванием. Создаётся впечатление, что сотрудники спецподразделений - кисейные барышни, страдающие от царапины и рефлексирующие от чьего-то слова».

Спустя какое-то время, несколько участников процесса, в том числе и выступающий Сергей Кривов, вновь попросили перерыв. Судья откликнулась презрительным тоном: «Кривов, продолжайте!» А когда просьбы продолжились, отрезала: «Никаких перерывов законом не предусмотрено!»

Ребята в клетке попросили Сергея сократить свою речь, так как всё это уже было в прениях, но он отказался и продолжил выступление. После чего Никишина срывающимся голосом сделала выговор Кривову на основании того, что его слова не имеет отношения к делу.

Кривов: Зачем Путину объективное расследование? Ведь это не граждане, это враги! Словами Пескова, "их печень надо размазать по асфальту"! Виновен тот, кто видел избиение беззащитных людей и не воспрепятствовал этому. Я этот суд не признаю, он назначен Путиным.

Этого Никишина не стерпела - оборвав выступление Кривова, объявила прения оконченными. Приговор будет оглашён 21 февраля в 12:00.

 

Ссылки по теме:

Сказать больше нечего

Последнее слово Болотной

Мы никого не отвоюем?

Приговор по "Болотному делу" огласят 21 февраля

Каспаров.Ru: прямая трансляция 88-го заседания суда по «болотному делу»

Последнее слово «болотного дела»

СУД УЖАСОВ

Приговор по «Болотному делу» будет вынесен 21 февраля

Восемь последних слов

 


РосУзник rosuznik@gmail.com @RosUznik