03.04.2014

Болотная дело. Вторая волна.

Болотная дело. Вторая волна.

Алексей Бачинский. Каспаров.РУ.

В Замоскворецкий суд направлено уголовное дело в отношении четырех последних фигурантов "болотного дела". Об этом 28 марта сообщила прокуратура. По версии следствия, 6 мая 2012 года в ходе согласованного "Марша миллионов" обвиняемые Алексей Гаскаров, Илья Гущин, Елена Кохтарева и Александр Марголин "приняли активное участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся уничтожением имущества, применили в отношении представителей власти насилие, неопасное для жизни или здоровья".

"Узникам 6 мая" вменяются те же две статьи, что и в прошлом "болотном деле", – "Участие в массовых беспорядках" и "Применение насилия в отношении представителя власти" (которая в пресс-релизе прокуратуры почему-то названа "Сопротивление представителю власти"). Трое из четырех фигурантов настаивают на своей полной невиновности, а одна из подозреваемых признала вину. О том, есть ли отличия в двух делах, будут ли неожиданные повороты в новом "болотном процессе" и могут ли политзаключенные избежать тюрьмы, корреспондент Каспарова.Ru поговорил с защитниками "узников 6 мая".
Несмотря на то, что Елена Кохтарева по сообщению "РосУзника" признала вину, ее дело в отдельное производство пока не выделено и будет рассмотрено вместе с тремя другим "узниками болотной", хотя в аналогичных ситуациях дела Максима Лузянина и Константина Лебедева исследовали отдельно.
Адвокаты других фигурантов не считают эту ситуацию странной. "Со слов следователей, Кохтарева недостаточно четко определилась с тем, в каком порядке будут рассматривать ее дело. И поэтому следователи решили оставить его вместе со всеми, а уже потом, на стадии предварительного следствия, она сможет решить, просить или нет о рассмотрении ее дела в особом порядке", – говорит адвокат Светлана Сидоркина. Защитник отмечает, что "факт признания вины не дает достаточного основания для рассмотрения дела в особом порядке" без волеизъявления фигуранта по окончании следствия.

Адвокат Дмитрий Динзе описывает решение следователей так: "Если она захочет признаваться, пусть признается в самом процессе".
Защитник заметил, что, по его сведениям, у Кохтаревой "плавающая позиция, которую невозможно предугадать".

Некоторые другие адвокаты не исключили, что на нее могло оказываться давление.

Адвокат Максим Рачковский считает, что все было еще проще. "Я так понимаю, что у следователей была чисто техническая проблема. Я предполагаю, что им нужно было снимать копии со всех материалов дела, чтобы начать отдельное производство, и они не очень хотели это делать", – замечает защитник.

В свою очередь, адвокат Кохтаревой Дмитрий Акимов подтверждает, что его подзащитная признала свою вину в полном объеме. Более того, она заявила ходатайство о выделении ее дела в отдельное производство. "Надеюсь, суд примет здесь какое-то мудрое решение", – говорит адвокат.

Напомним, что фигурантам дела по вменяемым статьям грозит до 13 лет. Если дело Кохтаревой будет рассмотрено в особом порядке, ей может грозить срок не более двух третей от максимального предусмотренного законом – до 8,5 лет.

Обвиненный по тем же статьям Лузянин, также признавший вину, был приговорен к 4,5 годам лишения свободы. Ему, однако, по статье "Применение насилия в отношении представителя власти" вменялись куда более агрессивные действия, чем Кохтаревой: прорыв оцепления полиции, избиение полицейских руками и ногами (у одного из пострадавших было установлено сотрясение мозга), применение к ним удушающих приемов. Кохтарева по этой же статье обвиняется в том, что одного полицейского дернула за бронежилет, а другого стукнула по каске, мешая при этом задержанию. Кроме того, она пенсионер.

Акимов надеется, что в ее случае "обойдется без лишения свободы".

В предыдущем "болотном деле" ни один из фигурантов вины не признал. Их позиция была общей: массовых беспорядков на Болотной не было. Несмотря на то, что в новом деле один фигурант вину признал, адвокатов это не пугает. Акимов говорит, что признание Кохтаревой вины не может повлиять на судьбу остальных фигурантов дела, потому что ее действия, согласно ее показаниям, не были ни с кем согласованы и были предприняты самостоятельно.

Сидоркина также считает, что признание вины Кохтаревой не должно повлиять на судьбу трех других фигурантов. "Преюдицию (признание фактов, установленных другим судом, без проверки и изучения доказательств – прим. Каспарова.Ru) применять нет юридических оснований, потому что признание вины свидетельствует только о позиции конкретного человека, а для оценки действий каждого все равно нужен индивидуальный подход в оценке их действий", – говорит адвокат. Динзе не верит не только в преюдицию в случае признания Кохтаревой, но и в то, что суд сочтет, что факт массовых беспорядков уже установлен в прошлом процессе.
Он подчеркивает, что признание или непризнание кем-то вины не повлияет и на позицию его подзащитного Алексея Гаскарова. Защитник намерен настаивать, что состава преступления в действиях обвиняемого нет.

Адвокат Алексей Мирошниченко говорит, что, как и в прошлом "болотном деле", адвокаты намерены доказывать, что массовых беспорядков на Болотной площади не было. Рачковский это подтверждает, но оптимистичным его прогноз не назовешь. "Думаю, в первом процессе было больше ожиданий. А в нашем... я думаю, конечно, все будут оспаривать массовые беспорядки, но, боюсь, раз первый процесс установил факт массовых беспорядков, высока вероятность, что и в нашем процессе произойдет то же самое", – предполагает Рачковский. При этом он не исключает, что адвокатам, участвовавшим в первом процессе, их опыт может помочь в новом деле. При этом Рачковский оговаривается: "По большому счету, тут и позиция подсудимых, и позиция защиты на приговор суда особо не повлияют. Вопрос только в сроках. Но это, конечно, если с первым приговором в апелляционной инстанции ничего не случится". В отношении возможного применения преюдиции у него свое мнение:

"Принцип преюдиции может повлиять на новое дело только в том случае, если к моменту его начала приговор по первому "болотному делу" вступит в силу".
В прошлом "болотном деле" многие адвокаты говорили о том, что представленные обвинения крайне расплывчаты: всем фигурантам вменяются все признаки массовых беспорядков, хотя они лично даже по версии следствия ничего не поджигали, не громили, не оказывали вооруженного сопротивления; не указано, когда и где подсудимые якобы совершили противозаконные действия и какие из них к какой из двух вменяемых статей относятся. В новом деле, как считают некоторые адвокаты, есть отличия.

"Обвинительное заключение больше детализировано. Видимо, все доводы, которые выдвигались защитой при рассмотрении того дела, были, так скажем, взяты на вооружение следствием. И уже при рассмотрении второго дела они конкретизировали действия, которые вменяются каждому из обвиняемых по второму "болотному делу", – говорит участвовавшая в "деле двенадцати" Сидоркина.

"Они теперь четко разделили, что вменяют по статье "участие в массовых беспорядках", а что — по статье "применение насилия в отношениии представителя власти".

То есть они улучшили фабулу обвинения", – дополняет Динзе. Он считает, что в силу этого линия защитников в этом процессе будет несколько иной, нежели в "деле двенадцати". Ни он, ни Сидоркина не берутся заранее оценивать, будет ли защитникам в этом деле труднее или легче.

Сидоркина видит еще одно существенное отличие между делами: состав обвиняемых. "Если в первом "болотном деле" судили ребят, которые случайно попали под прицел органов предварительного следствия, придя на разрешенный митинг, то в этом деле все не совсем так. Что касается моего подзащитного, и об этом мы с Дмитрием Динзе говорили и при избрании меры пресечения, и при продлении содержания под стражей, Алексей Гаскаров преследуется не случайно, а за свою активную общественную деятельность", – говорит адвокат одного из лидеров московских антифашистов, члена Координационного совета оппозиции, активного участника защиты Химкинского и Цаговского лесов.

Сидоркина подчеркивает, что инициатива привлечь Гаскарова по "болотному делу" "исходила, прежде всего, от Центра по борьбе с экстремизмом".
Адвокат отмечает, что, как и часть фигурантов "дела двенадцати", Гаскаров сам был избит 6 мая 2012 года сотрудниками полиции, и подал заявление об этом (избиение подтверждают видео и фотоматериалы). "В возбуждении уголовного дела, как и всем остальным "болотникам", ему было отказано. Все варианты обжалования мы использовали, но результатов рассмотрения жалоб пока никаких нет. Но я думаю, что ему откажут, как и всем остальным, потому что у нас почему-то все рассматривается в одностороннем порядке", – говорит Сидоркина.

Динзе рассказал, что адвокаты намерены обсудить возможную общую линию защиты, когда начнутся первые заседания. "Я так понимаю, что будет и общая, и индивидуальная стратегия, потому что в массовых беспорядках обвиняются все, а по второй статье каждому вменяют свое", – говорит Рачковский.
Адвокат уверен, что "этот процесс собираются провести очень быстро". Защитники предполагали, что процесс начнется в конце апреля, но 2 апреля Замоскворецкий районный суд Москвы уже назначил первое предварительное слушание на 14:00 14 апреля. Вести дело будет судья Наталья Сусина, ранее амнистировавшая признавшего свою вину Дмитрия Алтайчинова, неожиданно появившегося в "болотном деле" в конце декабря 2013 года.

Стоит отметить, что остальные фигуранты "болотных дел" либо осуждены, либо амнистированы, либо их дело разбирает суд (процесс Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева). Тем не менее сообщение прокуратуры о направлении в суд обвинительного заключения по "делу четырех" заканчивается загадочной формулировкой: "В отношении остальных участников преступления расследование продолжается".

 


РосУзник post.rosuznik@gmail.com @RosUznik