05.06.2014

Болотное дело: богатый на события май

Болотное дело: богатый на события май
фото: Д. Зыков

Третья волна

Мы уже очень надеялись, что всё заканчивается, но нет. 26 мая следователи из Москвы задержали петербургскую активистку Полину Стронгину. Ей предъявили обвинение по части 2 статьи 212 (участие в массовых беспорядках) и отпустили под подписку о невыезде.

Уже на следующий день в Москве был задержан Дмитрий Ишевский. Его обвинили в снимании шлема с полицейского и бросании твёрдых предметов, инкриминировали ему две статьи (ч. 2 ст. 212 и ч. 1 ст. 318) и арестовали до 27 июля. Понятно, к сожалению, что намного дольше. Сейчас ожидается его перевод в СИЗО из изолятора временного содержания. Ишевского защищает адвокат «РосУзника» Дмитрий Дубровин, он же в настоящий момент дистанционно консультирует Стронгину.

3 июня оперативники провели обыск в жилище представителя волонтерского движения «Альтернатива» Олега Мельникова, после чего ему были предъявлены обвинения по части 2 статьи 212 УК РФ (участие в массовых беспорядках). По версии следствия, Мельников переворачивал кабинки пластиковых биотуалетов, чтобы с их помощью перегородить улицу и помешать передвижениям полицейских. Мельников полностью признал вину и был отпущен под подписку о невыезде. Активист намерен подавать ходатайство об амнистии. 

 

Вторая волна

В деле 4-х доказательства представляет сторона обвинения. Допрошены все «персональные» потерпевшие: Игорь Ибатулин, которого Гаскаров потянул за ногу; Павел Булычёв, которого тот же Гаскаров дёрнул за руку; Сергей Антонов, утверждающий, что его потянул за каску Гущин; Олег Бажанов, указавший на Марголина как на человека, дважды пнувшего его по бронежилету; Игорь Тарасов и Александр Сенченков, которые считают, что Кохтарева била их по каске. Вы, может быть, удивитесь, но все они испытывали физическую боль. Сильную.

Правда, что касается двух последних, они простили Кохтареву и просят её не наказывать.

Допрошено немалое количество потерпевших, которые не знают, от кого и как они потерпели, свидетелей. На общеполицейском фоне выделился колоритный нашист Дмитрий Панько, рассказывавший, как Гаскаров командовал беспорядками. Это просто: надо махать руками и звонить по телефону.

Сам Алексей Гаскаров успел дать показания, в которых признал вменяемые ему по видео действия, но не признал вину. Он пояснил, что в случае с Булычёвым он разорвал войсковую цепочку, чтобы избежать давки, а в случае с Ибатулиным — разнимал конфликт.

Во время допроса одного из потерпевших показания возжелала дать и Елена Кохтарева. Она, в свою очередь, вину признаёт и, хотя не помнит, как била полицейских по голове, но готова согласиться с тем, что так оно и было, раз они говорят. Раскаивается, русских людей сознательно бить бы ни за что не стала, «у нас и так много врагов».

 

Дело Удальцова-Развозжаева

Обвинение закончило представлять доказательства, и напоследок показало обрывочные видео и предложило послушать аудиозаписи, на которых можно было разобрать шорохи, бульканье, мечты о массовых митингах, рассказ ведущего телепередачи о мамонтах и даже компромат: «машинки, которые тебе подарил Таргамадзе», - по версии обвинения, это Удальцов говорил жене.

Свидетелям защиты пришлось пройти искусственный отбор: судья Замашнюк не допустил тех, кто входил за время судебного следствия в апелляционный корпус Мосгорсуда. Доказательств, что эти люди присутствовали именно в зале, не было.

Тем не менее свидетелями выступили организаторы и активные участники митинга на Болотной, а также журналисты: Михаил Кригер, Михаил Кирцер, Денис Куйраши, Игорь Дмитриев, Сергей Давидис, Олег Козловский, Илья Пономарёв, Борис Немцов, Илья Яшин, Юрий Шулипа, Сергей Шаров-Делоне, Николай Сванидзе, Дмитрий и Геннадий Гудковы,.

Выступил также брат Анастасии Удальцовой, который показал, что это он, а не Таргамадзе дал деньги на покупку машины.

Константин Лебедев, заключивший сделку со следствием и прозванный бывшими товарищами Обезьяной, освободился из СИЗО. Ранее суд решил отпустить его по УДО.

В Курске прошли новые обыски по делу об организации массовых беспорядков...

 

Дело Косенко

В судьбе Михаила Косенко, приговорённого к принудительному психиатрическому лечению, возобновилась интрига. Его сестра Ксения обратилась с открытым письмом к Путину с просьбой перевести Михаила на амбулаторное лечение. В СМИ также стала появляться информация о том, что руководство больницы, в которую помещён Косенко, считают его неопасным для общества.

11 июня в Чеховском суде будет рассмотрено ходатайство врачей о продлении принудительного лечения: возможно, речь идёт о переводе на амбулаторную форму.

 

Наши кошельки

В конце мая Qiwi и PayPal заблокировали счета «РосУзника». Компания Qiwi, к примеру, считает, что наша деятельность подозрительна с точки зрения финансовой безопасности. Собирать деньги стало сложнее, у нас остались только Яндекс-кошельки — адвокатский и неадвокатский — и мы в любой момент ждём давления и на эту платёжную систему.

Денег (даже без учёта проблем с кошельками) у нас мало: нам едва хватает закончить защиту фигурантов первой и второй волны, и мы не знаем, сколько задержаний последует в рамках третьей волны и выдержим ли мы их финансово. К тому же, мы резко сократили объём передач в СИЗО. Поэтому снова просим поддержать оба кошелька. Средства с них оперативно выводятся в другие места, чтобы последствия потенциальной блокировки были менее болезненными.

Адвокатский Яндекс-счёт: 410011434636201

Неадвокатский Яндекс-счёт: 410011368390128

 


РосУзник post.rosuznik@gmail.com @RosUznik